Металлы и цены

Металлургический беспредел

Статья опубликована в номере 12 (189)-2009

Поиск по статьям

Китайская металлургия выходит из-под контроля правительства и начинает жить своей собственной, неконтролируемой жизнью.

Китайская статистика — это, по крайней мере, для тех, кто занимается китайской промышленностью, вещь совершенно необъяснимая. Ее можно сравнить с каким-нибудь природным явлением, которое пока еще ученые объяснить не в силах. По крайней мере, если начинаешь внимательно смотреть на эту статистику, сопоставлять новости, понимаешь, что по крайней мере законы экономики и математики эта самая статистика опровергает.

Давайте посмотрим на общий тон новостей последнего полугодия. Крупнейшие компании сокращают производство на 15-45%, останавливаются цеха, средние по объемам производства предприятия (от 2 до 5 млн. тонн в год) и вовсе останавливаются на месяц-два, а то и больше. Иностранные корреспонденты крупнейших европейских и американских газет пишут развернутые репортажи об остановленных предприятиях и трагедиях в жизнях рабочих, оставшихся без средств к существованию. Только по данным государственных китайских источников, за первые 4 месяца текущего года было остановлено до 40-45% неэффективных мощностей в металлургии (напомню, что по различным оценкам мощности неэффективных производств составляют от 70 до 100 млн. тонн стали — в Китае есть разные оценки эффективности производства). Средние по объемам производства предприятия активно консолидируются, дабы сократить расходы (сократить производство и численность рабочих). Крупные компании терпят убытки, производство сокращается, крупные проекты по развитию мощностей пока заморожены. Любой аналитик, да что там аналитик, школьник, который хотя бы полгода изучал экономическую географию, скажет, все это означает, что объемы производства по итогам полугода — года, скорее всего, ощутимо сократятся.

Правда?

А вот и нет. Китайская ассоциация чугуна и стали каждый месяц рапортует о сокращении производств и о спекуляциях на рынке. Китайские металлурги, подводящие итоги квартала, сетуют на низкий спрос и составляют отчеты об убытках и сокращениях объемов производства. И в тоже время говорят о том, что по итогам первого полугодия объемы производства стали в Китае выросли на 1,26% и составили 266,6 млн. тонн стали (а все мы помним, насколько приятным и спокойным в Китае был первый квартал предыдущего года). Китайское правительство, разумеется, поняло, что металлургия разогналась слишком быстро — даром что кризис, и приказало банкам не выдавать кредитов металлургам на строительство новых мощностей, а неэффективным предприятиям и вовсе не давать кредитов (это было сделано в конце мая). И что бы вы думали? Скорее всего, по итогам года производство стали в Китае вырастет на 2% до 510-512 млн. тонн (и об этом говорят официальные власти). При всем при этом, ведущие компании Китая продолжают терять деньги — по итогам первого полугодия прибыли 71 ведущих компаний черной металлургии сократились почти в 2 раза, а внутреннее потребление стали по итогам первого полугодия сократилось более, чем на 5%. Вопросы есть? Особенно учитывая то, что у правительства Китая куда больше возможностей контролировать отрасль, нежели чем у властей других крупных металлургических держав. И что самое интересное — никто не пытается ничего объяснить. Всем плохо, все сокращают производство, потребление, несмотря на прекрасную программу поддержки со стороны правительства, все равно сокращается, прибыли падают, а производство... растет.

Я понял, в чем тут дело. Правда, версия моя было довольно шаткой. Я основывался не на логике (что правильно, ибо логика в Азии это вещь весьма относительная), а скорее на знании Китая и на своих ощущениях (также, впрочем, связанных с личным китайским опытом). Но окончательно я уверовал в свою версию после событий, произошедших в минувшую пятницу. В городке Тунхуа, который расположен в провинции Цзилинь, недалеко от границы с Северной Корее, был убит новый управляющий директор компании Tonghua Iron and Steel Works Чень Гуочжун. Расскажу вкратце историю — господин Чень был директором частной компании Jianlong, крупной частной металлургической и машиностроительной компании, штаб-квартира которой расположена в Пекине. Не так давно Jianlong приобрела крупный пакет акций государственной Tonghua (мощности порядка 5,5-6,0 млн. тонн) и, соответственно, послала в компанию своего человека. У Tonghua серьезные проблемы как с производством, так и с рабочими, и когда господин Чень начал заниматься этим вопросом, я думаю, что волосы у него встали дыбом. При годовом объеме производства в 5-6 млн. тонн стали (сейчас меньше), в компании постоянно работают порядка 50 тыс. человек (для сравнения на Baosteel — 100 тыс. рабочих, при объеме производства почти в 6 раз больше, на Nippon Steel — порядка 17 тыс. рабочих). Разумеется, господин Чень, решил навести порядок и в пятницу объявил о том, что численность рабочих будет сокращена. В ближайшие три дня с предприятия будут уволены 3 тыс. человек, он также отметил, что сокращения персонала будут проводиться и дальше (работу могут потерять еще 20-25 тыс. человек). Что бы вы думали? 30 тыс. рабочих практически блокировали подходы к предприятию, а другая «инициативная группа» рабочих принялась избивать Ченя. Полиция и скорая помощь не смогли войти на территорию предприятия. Чень был забит до смерти, как сообщают китайские журналисты, перед смертью он сказал бившим его рабочим: «Если ты не убьешь меня и оставишь жить, завтра у тебя не будет даже тарелки овощного супа». Полиция и медики смогли войти на территорию завода только через 6 часов.

Мы уже несколько лет слышим красивые слова о необходимости консолидации. Пожалуйста, вот вам консолидация — эффективная частная компания купила (по другим сведениям сформировала СП) неэффективную государственную и пыталась что-то изменить. Сколько прекрасных и верных фраз было сказано о необходимости ликвидации неэффективных производств, и вот вам, пожалуйста, — ребята пытались сделать компанию эффективной. Разумеется, сразу же после получения новостей о том, что рабочие перекрыли улицы, провинциальные власти отменили сделку, но, видимо, рабочие не поверили, или эта информация до них просто не дошла. Таких предприятий как Tonghua, которые считаются средними, в Китае более 100, и по сути дела, эти предприятия являются градообразующими. А теперь подумайте, что государство или новый собственник могут сделать с маленьким заводиком, расположенным в каком-нибудь поселке городского типа? Как государство может контролировать объемы производства этих заводиков (до 2 млн. тонн)? Да никак, особенно в кризис. Потребитель пытается экономить, причем экономить в том числе и на качестве стали, особенно мелкий и средний потребитель. Местные власти (городов, поселков) также не заинтересованы в остановке производств (ну не верю я, что власти города Тунхуа сделали все, чтобы обеспечить безопасность Ченя), а значит никаких реформ особенных мы попросту не увидим. И эти объемы производства, которые растут, несмотря на кризис, это сталь, выпущенная мелкими заводиками и средними по объемам производствам предприятиями, над которыми, фактически, у правительства и умных голов из Китайской ассоциации производителей чугуна и стали нет никакой власти. Ассоциация абсолютно права, когда заявляет о необходимости реформирования отрасли, я готов подписаться под каждым словом, однако правительству, по крайней мере, сегодня, эта реформа не очень то и нужна. Потому что если китайские рабочие и их семьи выйдут на улицы — мало никому не покажется. В Китае очень много стали, может быть, даже ее выпускается слишком много, но, как бы то ни было, людей в Китае еще «слишком» больше...

Артем Зверев,
Rusmet.ru