Металлы и цены

Сталь и трубы: производство и перспективы

Статья опубликована в номере 3 (180)-2009

Поиск по статьям

Как в период кризиса должны действовать компании? Что ждет реальный сектор экономики от государства? На эти и другие вопросы ответили участники очередной онлайн-конференции, организованной журналом «Металлоснабжение и сбыт» 18 февраля 2009г

На вопросы отвечали:
Чумаков Александр Евгеньевич, Фронд развития трубной промышленности, Заместитель директора (Москва)
Пашков Дмитрий Геннадьевич, ПромАп, Генеральный директор (Москва)
На вопрос по телефону ответил Дейнеко Александр Дмитриевич, Фронд развития трубной промышленности, Директор (Москва).

Главное — эффективно «влить» деньги в реальный сектор

— Когда, с Вашей точки зрения, начнется рост спроса на черные металлы в стране? Насколько «упадет» рынок в текущем году относительного прошлого года?

Д. Пашков: За последний месяц на российском рынке отмечается рост спроса на сталь до 20%, а также весьма существенный рост цен на отдельные виды продукции черной металлургии (40-50% на сортовой прокат). Однако это, по нашей оценке, лишь краткосрочный всплеск. Объективных оснований для продолжения этой тенденции нет. Причина банальна: тотальные взаимные неплатежи.
Правительством приняты решения о финансовой и нефинансовой поддержке реального сектора, но деньги до промышленности еще не дошли. От скорости выполнения этих решений, а также от создания механизмов контроля целевого расходования кредитов и следует отсчитывать сроки восстановления спроса на продукцию черной металлургии. Если правительству удастся эффективно «влить» деньги в реальный сектор — разрешить проблему неплатежей — в первом полугодии, то ближе к концу текущего года можно говорить о росте и стабилизации спроса. В любом случае 2009 год в отношении прошлого года будет «в минусе». По нашим оценкам, речь может идти от 20 до 40%.

А. Чумаков: Что касается прогноза рынка труб в 2009 г., то существует несколько оценок: по оценке Минэкономразвития — это 5,7 млн тонн, Минпромторг дает более сдержанную оценку — 4,7 млн. тонн, Фонд развития трубной промышленности — наиболее пессимистическую оценку — 4,1 млн. тонн. Спад по сравнению с результатами 2008 г. предстоит большой — более 40%. И наблюдаеться он будет, прежде всего, в машиностроении, строительстве — от 50 до 80% и немного в ТЭКе.

— Какие сегменты трубной отрасли пострадают больше всего? Видите ли вы здесь место для приложения государственных усилий в плане поддержки отрасли?

А. Чумаков: Во-первых, пострадают производители труб для строительства и ЖКХ, трубы малого и среднего диаметра общего назначения. В производстве труб нефтяного сортамента складывается более благоприятная ситуация. А вот в производстве труб большого диаметра все будет завить от того, каким образом будут реализовываться трубопроводные проекты. Все крупные производители труб вошли в перечень тех предприятий, которым государство будет оказывать поддержку. 9 января правительство увеличило импортные таможенные пошлины. ФРТП разработал ряд предложений по стабилизации положения в трубной отрасли, многие из них были приняты правительством. Нам представлялось, что, во-первых, нужно предпринять меры по поддержанию спроса на российском трубном рынке. Кроме того, необходимо принять ряд мер по защите отечественных производителей. Выдвигались меры по финансовой стабилизации российских трубных компаний, в частности, рефинансирование за счет средств российских банков, краткосрочных (до 12 месяцев) кредитов трубных компаний. Нами также предложен ряд мер по защите интересов российских трубных компаний в «третьих странах», меры по совершенствованию законодательства.

Нержавеющая труба: отечественные предприятия загружены на 14%

— Доля нержавеющих труб на российском рынке крайне незначительна, и в стране они почти не производятся. Почему именно их ФРТП избрало точкой приложения своих усилий в защите внутреннего рынка?

А. Чумаков: Рынок нержавеющих труб — это рынок высокотехнологичной продукции, при производстве которой используются самые современные достижения. В свою очередь, потребителями этих труб являются технологичные производства, выпускающие продукцию с высокой добавленной стоимостью. На этом рынке ситуация такова, что при его емкости порядка 46-47 тыс. тонн в год и общем объеме созданных в России мощностей на уровне 100 тыс. тонн в год их загрузка не превышает 14%. Недозагрузка отечественных мощностей просто катастрофическая, отдельные заводы просто простаивают!
Именно поэтому Фонд избрал этот рынок точкой приложения своих усилий.
Те виды труб, которые действительно не производятся, выделены в отдельную группу при составлении таможенного тарифа. Большая часть же импорта вполне может производиться внутри России.

Может появиться вопрос у конечных потребителей: если вводятся ограничения импорта, значит, продукция для них станет дороже. Это действительно так. Но есть и другие моменты, кроме названной загрузки отечественных мощностей. Это «серость» поставок нержавеющих труб из Китая, когда заявленная на трубу цена оказывалась ниже цены на заготовку, из которой эта труба была изготовлена. Честно конкурировать с этим невозможно.
К слову, после введения так называемого «профиля риска» (индикативной цены) многие предприятия сразу почувствовали — заказы начинают появляться, а значит «серые» поставки снижаются. Кроме того, нельзя забывать, что нержавеющие трубы применяются в оборонном комплексе, в объектах атомной энергетике, а, значит, речь идет и о безопасности страны, о стратегических интересах.

— Когда стоимость китайской нержавеющей трубы будет хотя бы соответствовать ценам на трубы Российских производителей и что для этого предпринимается?

А. Чумаков: Собственно, для этого и было предпринято специальное расследование в отношении нержавеющих труб, чтобы отечественные производители хотя бы смогли встать на ноги. У отдельных заводов загрузка стремится к нулю. Пока не начнется относительно массовое производство, говорить о выравнивании цен не приходится.
Импорт: Когда обещания чужим подводят своих.

— В каком состоянии сейчас находятся переговоры по вопросу сокращения квоты поставок на рынок РФ с Украиной, продукция металлургических и трубных предприятий которой, как известно, под действие пошлин на импорт стали и труб не попала?

А. Дейнеко (по телефону): Напомню, что речь идет о соглашении, подписанном в январе 2005 г. пятью украинскими компаниями о самоограничении поставок трубной продукции на российский рынок. Оно предусматривало неприменение к ним антидемпинговых пошлин и объем квот на 2005 г. — 395 тыс. тонн с дальнейшим 2%-ым ежегодным наращиванием квоты.
До 2007 г. включительно спрос на внутрироссийском рынке рос. В прошлом году, впервые за последние годы, начало наблюдаться падение спроса. А значит, условия соглашения перестали отвечать экономическим интересам отечественных производителей, и перед украинской стороной был поставлен вопрос о пересмотре соглашения. Это и есть предмет переговоров, ведущихся в настоящий момент.

К январю 2009 г. сокращение рынка труб в РФ произошло примерно на 50%.
В этой связи экономическое содержание соглашения по самоограничению украинских трубников перестало удовлетворять реальной ситуаций на рынке: в условиях падающего спроса растущая квота иностранного государства — это нонсенс.

В марте 2008 г. Фонд обратился в Минэкономразвития и Минпромторговли с просьбой о приведении квоты к реальному размеру рынка, который, по нашим инерционным, консервативным оценкам, будет в 2009 г. — около половины объема рынка 2007 г.
Буквально вчера и сегодня (18 февраля — МСС) в Киеве состоялся второй раунд переговоров — идет детальное обсуждение параметров рынка, сортаментных характеристик по отдельным предприятиям, по отдельным видам трубной продукции.

Думаю, еще один раунд переговоров пройдет в феврале-марте. Радует то, что мы не чувствуем конфронтации со стороны украинских коллег. Они хотят присутствовать на российском рынке, а мы никогда и не ставили задачу, чтобы полностью прекратить поставки украинской трубы в РФ: у нее есть в России традиционные потребители.

Поддержит ли экспорт металлургическую отрасль?

— Можно ли ожидать увеличения присутствия на мировом рынке российских трубников в связи с предполагаемым снижением емкости отечественного трубного рынка и вводом новых мощностей? Пойдут ли крупные производители труб по пути более глубокой интеграции в систему мирохозяйственных связей?

Д. Пашков: Экспорт, безусловно, поддержит наших металлургов, но, прежде всего, по заготовке. В отношении продукции более высоких переделов с большой вероятностью на основных рынках будут выставлены различного рода ограничения в целях поддержки национальных производителей.

А. Чумаков: Январь показал, что экспорт немного подрос и по отношению к декабрю прошлого года, и по отношению к ноябрю. Этому, на мой взгляд, способствовало два ключевых фактора: девальвация рубля, в результате чего нашим поставщикам стало немного легче выходить на международные рынки, и уже проведенная модернизация производств, которая позволяет сегодня российским компаниям выпускать качественные конкурентоспособные трубы, пользующиеся на рынках определенным спросом.
Что касается трудностей при экспорте, то они, конечно, есть, и появились не сегодня. Это — достаточно высокие, несмотря на недавний пересмотр, пошлины при поставках бесшовных труб в ЕС, которые по сути являются антидемпинговыми. Говорить про рынок Китая тяжело — там мы не можем составить конкуренции по соображениям себестоимости. Если еще года три назад какие-то отгрузки туда шли, то сейчас процесс обратный, и растет объем китайской продукции на российском рынке. В страны СНГ осуществляются поставки труб для различных газопроводных проектов. Поэтому можно говорить, что с экспортом у нас не все безнадежно, и еще есть ниши, за которые можно побороться.

Долгосрочные контракты: самоубийство или спасение?

— Долгое время целью трубников во взаимоотношениях с металлургами были долгосрочные соглашения. Как, на ваш взгляд, должны формироваться контракты между ними в текущей кризисной ситуации?

Д. Пашков: В текущей кризисной ситуации переход на долгосрочные контракты представляется весьма и весьма проблематичным. В целом же эта идея наверняка будет иметь все шансы на реализацию в более стабильных условиях. Как один из реальных вариантов формулы цены предлагается ее привязка к ценам на продукцию аналогичных стандартов трех основных рынков — азиатского, европейского и американского.
Сейчас заглядывать далеко вперед — недальновидно.

А. Чумаков: У нас другой подход к этому вопросу. Здесь мы согласны с концепцией А. Мордашова: «зарабатываем вместе и теряем вместе». Трубный рынок инерционен и создание предсказуемых условий важно для производителей трубной продукции. Поэтому перспектива — за длительными контрактами с потребителями. И трубные компании имеют такие контракты, в том числе, на 2009 год. При замкнутости цепочки поставок и металлургам было бы проще понимать объемы производства и поставок. Другой вопрос — формула цены. Это — важный вопрос, который требует длительного времени.

ЖКХ: не в трубах дело...

— Как Вы оцениваете конкурентоспособность стальных труб малого диаметра в сфере ЖКХ по сравнению с трубами из органических материалов? Будет ли продолжаться вытеснение этого вида стальной трубы с рынка? Какие разработки могут предложить трубопрокатные предприятия рынку?

А. Чумаков: Процесс замены стальных труб пластиковыми главным образом происходит в сфере ЖКХ с применением труб большого диаметра 1400-2000 мм, используемых для строительства сточных, канализационных, ливневых и других типов низконапорных трубопроводов. Расширяется также применение полиэтиленовых труб для газопроводов диаметром до 400 мм и рассчитанных на давление до 12 атмосфер, а также труб для водоснабжения и тепловых сетей.

Дальнейшее распространение применения труб из неметаллических материалов будет во многом зависеть от разработки новых материалов, способных выдерживать повышенные давления и температуры (до 25 атм. и до 80-1000С), а также ценовых факторов в соотношении цена-качество.
Необходимо отметить, что производители трубной продукции для ЖКХ ориентированы в основном на региональный спрос и мощности по их производству в трубных компаниях, которые представляет НО «ФРТП», практически выведены.
Кроме того, на площадке ОАО «ПНТЗ» организовано производство пластиковых труб общей производительностью 4200 тонн в год.

— Как вы думаете, обострится ли конкуренция между компаниями, реализующими новые трубы, и компаниями, реализующими трубы б/у? Существует ли эта проблема на ваш взгляд?

А. Чумаков: Трубы, уже бывшие в употребление, занимают не так уж много места на рынке. Единственная область, где может обостриться конкуренция между новыми и старыми трубами — ЖКХ. Но тут определяет непосредственно сам потребитель, исходя из цены и качества предлагаемых ему труб.
Меняем трубу на «огненную воду»: о пользе бартера

— Что вы думаете касательно бартерных операций? Применяется ли бартерный товарообмен предприятиями трубной промышленности, феросплавщиками, металлургами и другими промышленными предприятиями? Насколько, с вашей точки зрения, может «расцвести» бартер в текущем году в нашей стране?

Д. Пашков: Да, расцветают суррогатные деньги в виде векселей и в виде бартера. Вот только увлекаться этими вещами не надо. А то в магазин придется ходить не с деньгами, а, условно говоря, с двумя килограммами ферросплавов, чтобы купить две бутылки водки. Я прекрасно помню 1990-е годы и все эти цепочки с 20-ю звеньями, такой возврат возможен. Только раньше это было в виде трагедии, а сейчас будет в виде фарса.

Поэтому с бартером надо как можно скорее заканчивать и переходить на нормальные деньги. Неслучайно мы предлагаем создать «тоннэльный эффект» с банковскими гарантиями. Иначе банки нам совсем не нужны будут, как и рубль.

А бартер уже цветет бурным цветом. И пока в качестве антибиотика не будет сделано вливание, но не в отдельные предприятия, а в создание технологической цепочки под контролем некоего пула банков, — ситуация будет усугубляться. Не предприятия должны лоббискими усилиями у банка деньги выбивать, а банки должны деньги предлагать и встраивать предприятия в технологическую цепочку. Правительству надо четко понимать: если бартер победит, страна расползется по швам.

А. Чумаков: Трубные предприятия пока с такой проблемой не сталкиваются. Хотя отдельные предложения по бартерным сделкам следуют, но они не рассматриваются компаниями. Мне кажется, что дальнейшее развитие событий во многом будет зависеть от того, как быстро и как эффективно будут предприняты меры по расшивке цепочки неплатежей.

Печатается с сокращениями.
Обработка: Н. Александров.
Полный текст — на сайте МСиС.